Sunday, October 13, 2013

Guest Post I: Lancome Magie Noire by MaRi_Na_I

Привет!

Большое спасибо всем откликнувшимся и приславшим заявки на участие в марафоне гостевых постов. Заданная тема - жемчужина вашей коллекции - оказалась довольно сокровенной и сложной. Но у меня есть материал на несколько увлекательных постов. Я уверена, вам понравится! Каждую неделю - новая участница и новая история. Не забывайте, что для комментирующих тоже приготовлен приз. Один, а может и два:)

Если вы не успели прислать мне свою историю, но желание есть, можно связаться со мной по адресу Administrator@christytb.com.



А отрывает наш марафон МaRi_Na_I, автор молодого и качественного блога I About Beauty. Марина любит люкс, пишет о нем красивым слогом и с отличными фотографиями. Один из лучших ее постов - Tom Ford White Suede - про аромат счастливой женщины, оцените.



Поэтому меня и не удивило, что Марина написала про легенду -
Lancome Magie Noire.

*******************************
 
 
Кто-то категорично скажет, ничего необычного. Кто-то вздрогнет: «чересчур» и будет долго тереть нос и фыркать. Кто-то поморщится: старо, как мир.
А я говорю: магия.
 
 
 
…На дворе – неспокойные 90-е. Еще не лихие, но уже постперестроечные. Тотальный дефицит продуктов, одежды – что уж там о косметике! Тушь-поплюйка, тональный «Балет», широкие бесформенные плащи, мешковатые джинсы, «пивные» начёсы.
Мне пять – ну, может быть, с половиной. Тот самый девочковый возраст, когда мамы активно прячут косметику от дочек, а самые «продвинутые» разрешают «мазнуть чуть-чуть». Предметы моего вожделения – в комоде за стеклом – там белый перламутровый лак и тени, которые я уже успела распробовать в мамино отсутствие, тушь «с розочкой» и… во-о-он тот пузырек, который мама достает лишь по особым случаям.
 
 
Пузырек – особо вожделенен, и я день ото дня наблюдаю за священным таинством: как мама достает черную, с «окошечком», круглую бутылочку с золотой надписью, как открывает плотно сидящую прозрачную крышку – и комнату наполняет аромат – терпкий, пьянящий, заставляющий безудержно вдыхать – и задерживать дыхание, словно пытаясь впитать его в себя – до последней капли. И я, не отрываясь, слежу, как мама проводит пальцем за ухом и чуть-чуть по шее, ближе к ключицам, делает глубокий вдох – и магическая бутылочка отправляется на место… Мама идет на работу, и магия покидает квартиру – но мне спокойно – я знаю, вечером мама вернется, и снова комнату заполнит аромат, и можно будет уткнуться носом в ее теплую шею – и вдыхать, вдыхать, вдыхать…
 
…Мы забываем прошлое. Стираются из памяти лица, голоса, места, в которых бывали, события…
 
Через двадцать лет я обнаружу в новом доме, в прикроватной тумбочке, пузырёк: из черного непрозрачного стекла, с окошком-галочкой, полукруглой изящной крышечкой и надписью Magie Noire. Lancome. Paris. Я прижму бутылочку к груди и буду долго сидеть, не шелохнувшись. А потом решусь-таки открыть крышечку. На меня, как Джинн из лампы, выпрыгнет, клубясь и переливаясь, мое прошлое. Мое детство. Перед глазами пролетят кадры: молодая мама со стрижкой каре, энергичная бабушка, папа с еще не поседевшими волосами, наш уютный двор, балкон, заплетенный гроздьями винограда, маленькая кухонька с красными фасадами и красным сервизом в крупный белый горох… Мой первый школьный день, с ажурным белым фартуком и белыми бантами, бесконечные осенние дни, когда бабушка каждое утро приходила будить меня с одними и теми же словами… Маленький брат, с пшеничной копной на голове, курносый, смешной, распухлявый… Наши совместные праздники, все эти бесконечные ёлки у папы на работе, куда меня приводила мама. Мама выглядела всегда очень скромно – и очень изысканно. Никаких «пивных начесов», никаких гнёзд на голове и широченных «солдатских» плеч. И главное – самое главное! – на любом празднике, в любой толпе, мама словно светилась изнутри, словно работала магия аромата – и она была такая тонкая-тонкая, утонченная и какая-то другая. Не такая, как все – щедро надушенные этими дурацкими «Цветами России» и «Красной Москвой».
 
 
...Я не умею раскладывать ароматы по нотам. Не умею определять пирамиду: тут смородина, там нарцисс, в сердце тубероза, а в шлейфе сандал. Хотя в Магии мой нос четко цепляет и туберозу, и бергамот, и жасмин, и тягучие пачули… Открывая крышечку, я чувствую розу – и только. Едва попав на кожу, аромат преображается, начинает жить, пульсировать, заполнять собой пространство… Я чувствую смородину – терпкую, упругую, налитую сочной мякотью, готовую вот-вот лопнуть… Чуть-чуть наивная сладость черной смородины сменяется изысканной розой, немного подслащенной прозрачно-янтарным медом. Еще чуть-чуть – и сладость уйдет, и аромат станет терпким и чуть дерзким – в игру вступит жасмин. И он будет жить на коже долго, делая хозяйку энергичной и сильной в своей слабости… А потом… Потом произойдет настоящее чудо, и когда аромат будет доступен только вашему носу – и кажется, никому больше – он станет мягким и обволакивающим. Нежным, теплым, согревающим, как кашемировая шаль, соблазняющим и притягательным, как свет от свечи, и очень интимным. Так обнажается мускус… И он будет слышаться на коже долго, будет жить в унисон с хозяйкой, ненавязчиво, намёком, но все же стойко… Им пропитаются шарфики и белье, кашемировые кардиганы и тонкие шелковые блузы – он им подходит, он сливается с ними…
 
 
Magie Noire – аромат тайны. Аромат женщины, в которой – всегда загадка. Что-то неуловимое в глазах, в улыбке. Женщины, в которой сплетаются энергия и покой, нежность и дерзость – тысяча ипостасей, тысяча ролей.
 Пузырек. Маленький круглый пузырек из тяжелого черного стекла, 15 мл. Раритет и винтаж. Поди отыщи, а, отыскав – выложи кругленькую сумму. Конечно, только для ценителей – он не современен, может быть, недостаточно динамичен, не идет в ногу со временем… И что мне там еще скажут? Пахнет нафталином, бабушкиными платьями из сундука, не подходит современной девушке, которая и в избу, и коня…
 
Я про другое. Про то, что аромат – целая жизнь. Целый мир. Про то, что, вдохнув, можно, как на машине времени, перенестись туда, где солнце ярче и мороженое вкуснее.
 
И еще. Я почти не ношу Магию. Она – для роковых и обольстительных, для женщин-вамп, темпераментных, страстных и дерзких. Для тех, кто носит кружева цвета южной ночи под джинсы и футболки и каждый день красит губы алой помадой. Я – немножко другая. Она не раскрывается на мне так, как раскрывалась когда-то на маме. Звучит более мягко, тягуче и женственно – такое звучание обретает на мне большинство ароматов, где присутствует хотя бы намеком мускус. А мне хочется, как на маме, острых специй, дерзости туберозы. И я, прижав палец к горлышку флакона, провожу им по маминой шее – как будто мне снова пять.
 
Magie Noire. Lancome, Paris.
Год выпуска: 1978.
Парфюмер – Gerard Goupy.
Верхние ноты: лист и бутон черной смородины, Малина, гальбанум, гиацинт, Бергамот и Болгарская роза.
Ноты сердца: мёд, тубероза, корень ириса, жасмин, иланг, ландыш, кедр, нарцисс.
Ноты базы: специи, сандал, амбра, пачули, мускус, циветта, дубовый мох, ветивер.

Нет комментариев.